Отечественные эксперты ознакомились с европейским опытом функционирования системы частного исполнения судебных решений

Статью опубликовано на сайте газеты «Юридическая практика»

Сегодня Министерство юстиции Украины совместно с Программой USAID «Новое правосудие», Координатором проектов ОБСЕ в нашей стане, Проектом Европейского Союза «Поддержка реформ в сфере юстиции на Украине», Центром коммерческого права, Европейским банком реконструкции и развития и Международной организацией права развития провели экспертное обсуждение европейских практик частного исполнения судебных решений и путей развития этого нового института в нашем государстве. Как подчеркнули организаторы мероприятия в своих вступительных словах, без реального исполнения судебных решений судебная реформа, проводимая в нашем государстве в последние годы, вряд ли станет эффективной. При этом в действенности исполнительной системы Украины заинтересованы не только органы власти, общество, представители бизнеса, но и иностранные инвесторы.

Участие в мероприятии приняли как международные эксперты, так и отечественные специалисты: первые частные исполнители, которые успешно сдали экзамен и были сертифицированы Минюстом 7 июля с.г., кандидаты на эту должность, а также представители других юридических профессий — адвокаты, судьи, ученые-юристы.

В ходе конференции европейские эксперты сосредоточились на нюансах функционирования системы исполнения судебных решений в своем государстве и дали практические советы украинским коллегам относительно эффективности работы частных исполнителей на этапе становления данного института в нашем государстве. Говоря о голландской исполнительной системе, представитель Королевской профессиональной организации судебных исполнителей Нидерландов Оскар Янс отметил, что эта система имеет многолетнюю историю, почти 200-летний опыт функционирования. Сегодня в системе работает порядка 850 судебных исполнителей (население Нидерландов около 17 млн. человек): церемониальную функцию их назначения на должности выполняет король Нидерландов. Чтобы получить доступ к профессии кандидат должен пройти специальное обучение (проводится только в одном университете Голландии и длится 4 года) и еще годовую стажировку, также существует система повышения квалификации судебных исполнителей. Голанские судебные исполнители могут осуществлять деятельность на всей территории Нидерландов, хотя так было не всегда: до 2001 года их юрисдикция распространялась только на одну из провинций.

Жесткие требования выдвигаются к частным исполнителям и в Польше. Как отметил председатель Палаты частных исполнителей Польши Стефан Павел Гинтовт, чтобы получить доступ к этой профессии лицо должно иметь высшее юридическое образование (получить степень магистра), пройти 2-годичную стажировку и проработать определенный период помощником частного исполнителя (это возможно только после сдачи экзамена). Процедура назначения и увольнения замыкается на Министерстве юстиции Польши. При этом надзорные и контролирующие функции есть не только у профильного министерства, но и у соответствующих органов самоуправления (Национальный съезд, 11 палат и советы судебных исполнителей). В органы самоуправления судебные исполнители входят автоматически (после получения соответствующего профессионального статуса), они имеют штат инспекторов, которые раз в три года проводят ревизию контор частных исполнителей. За халатность, злоупотребления и нецелевое использование средств исполнитель может быть привлечен к ответственности. Существуют такие виды дисциплинарных взысканий: предупреждение, выговор, штраф, приостановление работы, запрет на осуществление профессиональной деятельности. За последние десять лет количество судебных исполнителей в Польше увеличились в 2,5 раза: в 2016 году составило около1600 человек. В прошлом году в конторы судебных исполнителей поступило 4,5 млн дел, взыскания были осуществлены по около миллиону дел (22%). Если говорить о суммах взысканий, то из заявленных 52 млрд. злотых было взыскано немногим более 8 млрд. злотых (около 16%).

«От частных исполнителей нельзя ожидать чуда, ведь они не волшебники!», — уверяет Катилин Попов, частный исполнитель из Болгарии. При этом болгарский опыт свидетельствует о том, что после введения в 2006 году института частных исполнителей удалось оптимизировать исполнительную систему: не только снизить нагрузку на государственных исполнителей, но и существенно улучшить показатели эффективности, в том числе увеличить количество взысканных средств. В Болгарии функционирует мешаная система исполнения судебных решений, которая очень похожа на украинскую: в ней задействованы как государственные, так и частные исполнители. Для последних в Болгарии установлены определенные квоты, а также территориальная юрисдикция. При этом в вопросах доступа к профессии, дисциплинарного контроля и регуляторных полномочий ключевая роль принадлежит не только министерству юстиции но и Палате частных исполнителей. В сравнении с другими юридическими профессиями в Болгарии частный исполнитель это «средний класс», при этом уровень их профессиональной независимости и свободы очень высок, равно как уровень ответственности.

«Независимость стоит дорого», — подчеркивает болгарский эксперт, говоря о целом ряде рисков и вызов, с которыми сталкиваются частные исполнители: это и общий запрет на занятие любой другой хозяйственной деятельностью, это и существенные затраты на соблюдение требований профессиональной деятельности (в частности, правил ведения и архивирования дел), это и существенное повышение страховых взносов в рамках договоров о страховании профессиональной ответственности (сейчас он составляет порядка 3 тыс. евро), это и «давление со стороны популистов». Последняя проблема, по словам г-н Попова, актуальна не только для Болгарии, но и для многих европейских государств, и противостоять давлению может только слаженная и эффективная работа профессиональной ассоциации частных исполнителей. При этом иностранных гость назвал три ключевых риска для украинских частных исполнителей, которые могут негативным образом отразиться на эффективности их деятельности. Во-первых, это ограничение полномочий частного исполнителя, во-вторых, непрозрачные активы в нашей стране, и в-третьих, интенсивное вовлечение судей в систему исполнения судебных решений (возможность обжаловать практически любые действия частных исполнителей в суде).